Круглый стол аналитиков: «Прогноз финансового рынка на вторую половину 2013 года»

11 июля 2013 г. состоялось награждение победителей конкурса «Алгоритмус 2013», организованное компанией «МФД-ИнфоЦентр» при поддержке Московской Биржи. Ежегодный конкурс проводится на базе системы автоматического следования за торговыми сигналами EasyMANi. Генеральным партнером конкурса выступила ИК «Ай Ти Инвест».

Задачей конкурса является популяризация среднесрочных стратегий и систем автоследования среди широких слоев управляющих и инвесторов как новой услуги на рынке.

В рамках мероприятия были проведены церемония награждения победителей и два круглых стола.

Тема первого круглого стола с участием ведущих аналитиков: «Прогноз финансового рынка на вторую половину 2013 года».

В обсуждении приняли участие следующие спикеры:

  • Орешкин Максим, «ВТБ Капитал», главный экономист;
  • Струченевский Антон, Sberbank CIB, старший экономист;
  • Славков Михаил, независимый эксперт (Интеррос, МДМ Банк, АФК «Система», RBS)
  • Суверов Сергей, УК «Русский Стандарт», начальник аналитического департамента.
  • Сусин Егор, Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования

Модератором круглого стола являлся Вержбицкий Антон, главный редактор журнала FinancialOne (F&O).

В рамках круглого стола обсудили следующие темы: прогноз развития российского рынка; валюта и товарные рынки; ключевые факторы, влияющие на российский рынок; наиболее перспективные инструменты для инвестированияво второй половине 2013 года.

Приглашенные эксперты: Верников Андрей, ИК «Церихкэпитал менеджмент», Заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК «Церихкэпитал менеджмент»;Горчаков Александр, ИК «Форум», управляющий активами;Королюк Михаил, ИФК «Солид», начальник отдела управления инвестициями; Старченко Николай, директор по развитию ОКДМ; Турлов Тимур, ИК «ФридомФинанс», генеральный директор.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

В последнее время российский рынок превратился в тихую гавань. Движений нет, они непонятные. Где мы находимся? Почему так происходит, что с рынком? Мы оторвались от фундаментальных новостей, не зависим уже от США. Наши эмитенты движутся в непонятном направлении. Что происходит с российским фондовым рынком?

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования): Есть вполне объективные причины того, что иностранные инвесторы покинули нашу площадку. Рынок делится на две части: иностранные инвесторы и внутренние инвесторы. На нашем рынке, в отличие от других рынков, внутренних инвесторов практически нет. Его доля и те объемы средств, которые внутренние инвесторы размещают на рынке – незначительны, даже если сравнивать с другими развивающимися странами. У нас есть только два инструмента сбережений, которые действительно развиты и которые в стране нормально и хорошо воспринимают – недвижимость и депозит. Эти идеи превалируют. Объем внутреннего рынка незначителен. Иностранные инвесторы ушли с развивающихся рынков. Это нормальная ситуация. Та роль, которую играл иностранный инвестор все последние годы – это рост развивающихся рынков - стала антиидеей. Сейчас развивающиеся рынки для иностранного инвестора – это не тот сектор, куда он готов активно инвестировать. Если взять наш рынок, который находится в отсутствии внутренних объемов, и сравнивать, к примеру, с американским рынком, то объем российского рынка, если посмотреть общий объем пифов, страховых фондов, пенсионных фондов и все остальные источники – на порядок меньше, в десятки раз, чем в США. Общие активы пенсионных фондов, страховых фондов и пифов в Америке на уровне 140% в год. Эта цифра говорит о внутреннем объеме рынка, который есть и который направляется так или иначе в финансовые активы. Не в недвижимость, не в депозиты, а именно в финансовые активы. Да, США - развитая страна, Россия - развивающаяся, но в последнее время часто озвучивается, что нам нужно привлекать иностранного инвестора. Иностранный инвестор заходит, получает прибыль и уходит. В общем-то, долгосрочного иностранного инвестора сейчас на рынке нет. Нам необходимо развивать внутренний сектор. Отсутствие внутреннего сектора и приводит рынок к такому состоянию, которое мы видим сейчас. Иностранный инвестор ушел с нашего рынка и мы находимся в очень недооцененном состоянии, эта недооценка – это и есть наша текущая ситуация. То есть тот уровень готовности внутреннего инвестора инвестировать в рынок.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Сергей, почему на рынок не идет внутренний инвестор?

Суверов Сергей (УК «Русский Стандарт», Начальник аналитического департамента):

В последнее время российский фондовый рынок превратился, если можно так сказать, в «песочницу» или в «болото», некоторые говорят, что это маргинальный периферийный рынок, на который в мире обращают очень мало внимания. Какой-то большой идеи в нашем рынке действительно сейчас нет. Больших причин для падения нет, потому что программы стимулирования в Америке заканчиваются, а как только они закончатся, начнут стимулирование европейцы. Мы знаем, что сейчас европейская экономика находится в рецессии, на высокой безработице. От Марио Драги (Председатель Европейского центрального банка) ждут, что он достанет «волшебную палочку» и начнет вливать деньги и в европейскую экономику. Поэтому, даже если в США закончится стимулирование экономики, то следом за ней начнут стимулирование европейцы. Кроме того, после долгих месяцев оттока из российского рынка, акции уже мало у кого есть. Это относится и к иностранным фондам тоже. Поэтому, уже нечего продавать. Многие цены на акции находятся на уровне 2009 г., то есть уже имеют очень низкие ценовые уровни. Продавать в таких ситуациях уже «грешно». С другой стороны, перспективы какого-то серьезного роста, к сожалению, тоже нет. Почему? Три причины: во-первых, большинство аналитиков считают, что сырьевой суперцикл закончился, то есть цены на нефть сейчас находятся в районе 107 долларов, и никто не верит, что они будут 150. Большого позитива в ценах на нефть нет, и это связано с тем, что: 1) во всем мире происходит сланцевая революция; 2) замедление Китая (Китай – очень важный фактор для всех сырьевых цен, ведь благодаря Китаю уже упали цены на сырье, на многие металлы, возможно, и на нефть в будущем). Почему в Китае замедление? ВВП состоит из нескольких частей, где основными являются – экспорт, инвестиции, внутреннее потребление. В Китае экспорт не растет, инвестиции тоже не растут из-за переизбытка мощностей, а внутреннее потребление, вроде, и должно расти, но, с другой стороны, китайцы очень любят сберегать и не любят тратить. Поэтому внутреннее потребление в Китае тоже не растет. Это приводит к главному риску, который на сегодня есть на рынке – жесткие просадки китайской экономики, соответственно, может быть просадка цен на сырье. Это и является первой причиной - окончание сырьевого суперцикла, которое сдержит интерес к России. Во-вторых – это экономическая политика и экономическая ситуация в России. Она близка по своим характеристикам к типичной стагфляции. На данный момент мы имеем сочетание экономического роста с достаточно высокой инфляцией на уровне 7%. Рост же составляет порядка 2%. Понятно, что в экономику, которая болеет стагфляцией, вряд ли войдет инвестор. И третий негативный фактор – это корпоративное управление. К сожалению, в последние годы мы имеем не прогресс в развитии уровня корпоративного управления компаниями, а наоборот - регресс. История, можно сказать, двухдневной давности – акции ОАО «Фармстандарт», которые упали на 10-15%, потому что компания грубо нарушила интересы миноритарных акционеров. Это произошло буквально через несколько месяцев после истории с ТНК-ВР, где тоже были нарушены интересы миноритарных акционеров. Естественно, инвесторы не спешат покупать акции такой компании. Правовые нормы в этой сфере пока не работают. Таким образом, окончание сырьевого суперцикла, стагфляция и регрессия в корпоративном управлении не дают нашему рынку чувствовать себя положительно, и, к сожалению, не позволяют забыть о перспективах «болота» или «маргинального рынка». Скорее всего, данная ситуация будет еще чувствоваться достаточно длительное время. При этом, я вижу, что ответы на эти вопросы есть у портфельных управляющих. В частности, все больше начинает становиться популярной тема глобального инвестирования в акции международных компаний. Мы знаем, что S&P вырос по итогам первого полугодия больше 10%. Эта возможность для портфельных управляющих является интересной.

Славков Михаил, независимый эксперт, (Интеррос, МДМ Банк, АФК «Система», RBS):

Сегодня я буду говорить от имени розничных инвесторов, не от имени моих прошлых работодателей. Согласен с коллегами, рынок у нас в полном «болоте». И это отражение ситуации в экономике. Напомню основные показатели, которые опубликовал Росстат за первый квартал: рост ВВП – 1,6% (тормозим очень сильно); рост фиксированных инвестиций – 0,1% (т.е. новых инвестиций никто не делает); баланс экспорта и импорта – Im вырос на 5%, Ex 0,4% (вероятно, это последствия от вступления в ВТО); отток капитала – в первом квартале вырос больше чем в 3 раза по сравнению с последним кварталом 2012 г. И, как следствие, это влечет за собой падение курса рубля при таких потоках во внутрь и вне страны. Из позитива можно отметить только высокое потребление – на удивление, в России сохраняется очень высокое потребление и оно растет – 6% с года на год. Сохраняются высокие темпы кредитования в системе, прогноз до конца года – рост от 15 до 25%. Это тоже подтверждает, что внутренний платежеспособный спрос в системе должен быть. Как уже коллеги замечали, цена на нефть очень устойчивая, высокая, и у нас рекордные показатели добычи. Но рынок на это никак не реагирует. В мае-апреле мы наблюдали чудовищное бегство из российских эквитей. Вероятно, уходили какие-то крупные иностранные фонды с очень большими убытками. Это, в свою очередь, отразилось на серьезном падении курса рубля против доллара. Что их заставит вернуться в то место, где они потеряли много денег, порядка 50% портфеля, - неизвестно. Мое видение со стороны блогосферы и со стороны розничных инвесторов: розничным инвесторам на таком рынке делать нечего. Надо ждать. Ждать и следить внимательно за уровнем ликвидности в системе. У нас рынок очень сильно опустился, нужно ждать прилив. Тогда можно будет что-то делать со стороны мелких инвесторов. А пока исключительно вне рынка.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Максим, может у вас будет более позитивный взгляд. Возможно, теперь интереснее торговать доллар/рубль, чем, например, индекс на фьючерс РТС?

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

Начну с рынка акций. Нельзя говорить, когда мы обсуждаем рынок акций, об индексе в целом, потому что там действительно очень много разных историй. Их можно разделить на две части. В одной части будут компании, демонстрирующие очень хорошие результаты, как с точки зрения прибыльности, так и с точки зрения мультипликаторов, по которым они торгуются. Но есть и другая часть индекса, которая торгуется с очень низкими мультипликаторами, причины этому понятны и были изложены ранее. Но хотел бы обратить внимание, что кредитный риск таких компаний торгуется очень хорошо. Помимо этого, проблем оценки кредитного риска для этих компаний, которые очень дешево торгуются – нет совершенно. Это, конечно же, говорит о том, что экономическая ситуация абсолютно не влияет на те оценки, которые есть у этих компаний на рынке акций. Есть другие факторы, которые играют основную роль. Что касается валюты, то ситуация здесь вполне понятная: то движение рубля, которое мы видели за последний месяц, связано с общей распродажей на всех развивающихся рынках, понятно, что не все ушли, потому что из большинства из них в последние месяцы уйти было просто невозможно. И Россия в такой ситуации смотрится на самом деле одной из лучших, потому что объем притока краткосрочного спекулятивного капитала на долговые рынки в России был одним из самых минимальных из всех развивающихся рынков. Очень серьезную поддержку рублю сейчас оказывает интервенция ЦБ, давление в ближайшие месяцы на рубль будет оказывать улучшение платежного баланса, сезонный рост поездок россиян за границу и выплаты дивидендов иностранным акционерам, которые будут происходить в ближайшие два месяца. В такой ситуации рубль скорее всего в ближайшие месяцы будет находиться в довольно узком диапазоне. Корзина до конца года будет колебаться в рамках диапазона 36,5-37,5. Существенные изменения на валютном рынке могут произойти только в том случае, если какие-то кардинальные перемены произойдут в валютной политике ЦБ: работа различных диапазонов, какие объемы интервенции совершаются, как движутся границы курса. В последнее время мы видим, что этот механизм очень не гибкий. За последний месяц были два движения по 5 копеек границ корзины, и при этом ЦБ продал на рынке порядка 4х млрд. долларов. Понятно, что рано или поздно, это произойдет, скорее всего, в конце этого года или в начале следующего - ЦБ придет к такой точке зрения, что текущая политика слишком негибкая и нужно дать большей гибкости валютному курсу. Тогда мы сможем увидеть другие движения у нас на валютном рынке. А так, нужно понимать, что какого-то существенного отклонения российского рубля от равновесия сейчас нет. Возможно, без ЦБ мы бы торговались на 3-5 % слабее, чем сейчас.

Струченевский Антон (Sberbank CIB, Старший экономист):

Почему мы так живем? Интересный вопрос. Стоит выделить несколько факторов. Во-первых, внешних факторов. Вообще, следует отметить, что Россия по большому счету совсем не оторвалась от глобальных трендов. Другое дело, что отношение иностранных инвесторов к развивающимся странам очень сильно изменилось. Эйфория сменилась явным пессимизмом. Вызвано это по большей части ситуацией в макроэкономике пресловутых стран БРИКС за исключением, кстати говоря, России. В Бразилии мы видим совершенно чудовищный дисбаланс, страна сама себя загнала в последние годы. Происходит девальвация реала. И, в общем-то, надо сказать, что индекс бразильских акций гораздо хуже, чем российских. В Китае замедление по выше указанным причинам. Индия тоже не в лучшей ситуации находится. Мы здесь не сильно выделяемся идеологически на фоне других стран. Тем не менее, российский рынок акций мог бы вести себя получше. Отрицательную динамику нам добавляют, конечно же, наши внутренние проблемы. Проблемы, связанные либо с корпоративным управлением (истории с ТНК ВР, «Фармстандарт» плохо сказываются на нашем имидже), но и правительство, конечно же, тоже традиционно ведет себя не лучшим образом. В итоге, Россия воспринимается как страна, от которой нужно держаться подальше. Любопытная картина - восприятие России, ее экономических трендов совершенно не соответствует действительности. Те цифры, которые коллеги приводили по макроэкономическим показателям, они противоречивы и не так уж ужасны. Например, отток капитала – да, у нас в первом квартале действительно он был очень высокий. Но хочу напомнить, что тогда не происходило никакого ослабления рубля. Ослабление рубля началось во втором квартале. Здесь же как раз отток капитала снизился, в 2,5 раза: 27 млн. дол в первом квартале, 10 млн долларов во втором квартале. Не так все плохо на самом деле. Опять же, первый квартал, там есть своя сезонность и никогда не стоит, когда мы говорим об оттоке капитала, его сравнивать с предыдущими кварталами. Лучше ссылаться на 1 квартал 2012 года. Можно заметить, что отток капитала в этом году у нас меньше, чем он был в первом квартале прошлого года. По экономической динамике, на мой взгляд, тоже есть некие нюансы в статистике, и по инвестициям явно идет недооценка. Если посмотреть на производство строительных материалов, то, честно говоря, рост там довольно-таки хороший. Порядка 9-10 % производства цемента, железобетонных конструкций. Я слабо верю, что на этом фоне строительство у нас было в минусе. Скорее всего будет некий пересчет и опять все спишут на 4 квартал, на декабрь. Показатели этого года дадут не самые лучшие результаты, но три процента роста ВВП нам гарантировано. Инфляция – здесь тоже идут улучшения. Во многом ужасающие в первом полугодии цифры были связаны с эффектом налоговой базы. Как вы знаете, сейчас мы имеем инфляцию ниже 7% и, скорее всего, по итогам года она будет ниже 6%. Вопрос, как это скажется на рынке акций. Во-первых, на мой взгляд, от наших внутренних инвесторов вообще не стоит ничего ожидать. Они смотрят в первую очередь на поведение иностранцев. Иностранцы – они более мобильны. Первые уходят из страны, но они первые и приходят в страну. Хочу напомнить, как быстро иностранцы «сделали ноги» из страны в 2008 г., и, в то же время, как хорошо они заработали в 2009 г. на подъеме рынка. Они сравнивают Россию не в терминах хорошо/плохо, а лучше или хуже и ищут инвестиционные решения, сравнивая с другими странами. Исходя из этого, формируют свои инвестиционные стратегии. Некие возобновления интереса к российскому рынку акций наверное возможны во втором полугодии на фоне улучшения макроэкономических показателей. Тем не менее, негативное восприятие риска, это очень важно, оно останется, надолго. Почему иностранцы покупают акции? Потому что либо они хотят получить дивиденды, либо они хотят продать их потом и заработать. Дивидендные истории у нас не очень актуальны. Расчет на то, что акции вырастут в цене, тоже, на мой взгляд, все менее актуален. Причина кроется в том, что акции по сути своей – это инвестиции в будущее, в историю, которая должна принести деньги. А когда неопределенность увеличивается, соответственно и риски увеличиваются. Охота покупать подобного плана истории, естественно, снижается. Тем не менее, есть такой сегмент, очень большой, который, я думаю, у нас будет по-прежнему процветать - это фиксинг, облигации, и вот туда, я думаю, в нынешних условиях на фоне более или менее стабильной ситуации в области государственных финансов, деньги по-прежнему будут идти.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Вы сказали, что ситуация изменится ближе ко второму полугодию. А что должно быть неким спусковым крючком для этого?

Струченевский Антон (Sberbank CIB, Старший экономист):

У иностранцев нет времени детально разбираться в нашей статистике. Они смотрят на официальные цифры. Официальные цифры – ВВП 1,6%, инвестиции практически 0 %. Другой вопрос, что они там неправильно посчитаны. На статистику оказывает влияние эффект базы и он же оказывает негативное влияние в течение этого первого полугодия. У нас и инфляция больше 7% именно из-за эффекта налоговой базы. Результаты инвестиций в первом полугодии прошлого года – рост 10%. В этом – 0%. Это неплохой результат, на фоне 10% роста в прошлом полугодии. По-моему, логично иметь 0% в этом. Если продумать эти вещи, мы видим во втором полугодии довольно-таки серьезный подъем. Помимо этого, здесь добавляется фактор, который в прошлом году сыграл плохую шутку – это сельское хозяйство, так как третий квартал был довольно-таки провальный. В этом году будет, как минимум, 30% рост. Спусковым крючком здесь будет не решение каких-то отдельных людей, а скорее, динамика показателей.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Что нужно России для того, чтобы расти? Какие факторы могут на это повлиять?

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

Российский рынок – это большей частью компании сырьевого сектора. Чтобы рос рынок в целом, нужно, чтобы оценка сырьевого сектора компаний росла. Он может расти по глобальным причинам. Растет количество компаний, которые дают хорошую дивидендную доходность. Чем больше будет развиваться ситуация в эту сторону, тем больше будет Россия расти.

Славков Михаил, независимый эксперт, (Интеррос, МДМ Банк, АФК «Система», RBS):

Что касается позитива, первым фатором, я вижу возможное снижение ставок ЦБ и серьезное давление на коммерческие банки по понижению и их ставок. Следовательно, появятся более дешевые кредиты, которые создают спрос в экономике. Во втором полугодии после такого серьезного торможения в первом полугодии резонно ожидать, что все-таки экономика спружинит наверх. Второй позитивный катализатор – на правительство идет серьезное давление по реализации крупных структурных проектов, в частности, в развитие Дальнего Востока, Хабаровского Края, Северного Кавказа, Якутии, Ставропольского Края. В эти программы планируется закачка очень больших финансовых ресурсов как государственных, так и частных. Компании, попадающие в периметр этих проектов, этих регионов, должны испытать серьезный рост. Эти два катализатора, снижение ставок, смягчение монетарной политики и инициация крупных инфраструктурных проектов дадут серьезный импульс экономике к росту. Верю, что во втором полугодии мы наберем темп и действительно подтвердим прогнозы от ведущих банков о росте в 2-3%, к 3% по итогам года должны выйти. Что касаемо негативных катализаторов, их очень много и они могут перевесить позитивные.

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования):

Смотреть на позитивные и негативные факторы нужно с позиции, в которой мы сейчас находимся. В какой? Это с одной стороны резкий пересмотр прогнозов по Китаю, но пересмотр не потому что в Китае что-то серьезно ухудшилось, а потому что в начале года прогнозы были завышены. Китай с очень большой вероятностью в этом году не мог показать 8% роста. Нет драйверов, которые позволили бы так расти. Поэтому завышенные прогнозы в начале года привели к тому, что мы наблюдаем сейчас. Плюс мировые прогнозы и, помимо всего этого, летом у нас традиционно прогнозы негативные. Общая точка, в которой мы находимся сейчас, – это точка негативной оценки ситуации. В целом ситуация выглядит лучше, чем некоторые другие рынки. Это касается и Китая, хотя в целом, во втором квартале я ожидаю от него очень эффективной отчетности, что связано с экспортом. Во втором полугодии мы увидим стимул с позиции китайских властей, потому что и их эти прогнозы могут испугать. Можно сказать, что негатив тех экономических данных, которые будут выходить, это касается и американской экономики (не факт, что она сможет вырасти больше чем на 1-1,5%) - еще будет присутствовать на рынке. Но во втором полугодии, когда мы увидим новую статистику, скорее всего, начнется позитивная динамика - произойдет изменение тренда. Я думаю, рыночное дно будет в июле/августе.

Суверов Сергей (УК «Русский Стандарт», Начальник аналитического департамента):

только сомнительные факторы могут повлиять на российский рынок. А сомнительные факторы – это прежде всего возможный рост цен на нефть (в Египте может произойти полномасштабная гражданская война и тогда нефть может взлететь до 120 долларов – это послужит на пользу российскому торговому балансу и фондовому рынку). Второй фактор – ситуация в других регионах развивающихся рынков хуже, чем в России: мы знаем, что произошло недавно в Бразилии, когда миллионы человек вышли на улицу и требовали от правительства более эффективной экономической политики, выступали против коррупции и тд, мы знаем, что произошло в Турции, где совсем недавно было достаточно сильное столкновение населения с полицией, вспомним так же Египет – то есть все развивающиеся страны лихорадит. На этом фоне действительно Россия в последнее время выглядит более или менее благополучно сравнивая с Турцией, Бразилией и Египтом.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Учитывая многочисленные инфраструктурные проекты, вроде бы мы должны расти, например, из-за Олимпиады в Сочи 2014, предстоящего чемпионата мира. Почему не видно никакого эффекта сейчас?

Славков Михаил, независимый эксперт, (Интеррос, МДМ Банк, АФК «Система», RBS):

В этом регионе живут мои родственники. Поэтому могу сказать, что в Краснодаре все отлично - экономика процветает. Растут зарплаты, народ активно покупает недвижимость. А если говорить о компаниях, на которых это должно отразиться - для них эти проекты скорее убыточные. Регион же с таким проектом начинает жить лучше, но сказывается это постепенно.

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

Для тех проектов, которые там реализуются, ни о какой долгосрочной эффективности говорить не приходится. Для некоторых проектов, реализованных, например, в Сочи, потока денежных средств не хватает даже для покрытия операционных расходов. Поддерживать их в работоспособном состоянии будет проблематично. Инвестиции уже сделаны и, понятно, что они нашли отражение и в российской статистике – первое полугодие 2012 года у нас наблюдался пик расходов на сочинскую олимпиаду. Но сейчас эти инвестиции сокращаются. По этим сегментам инвестиций у нас как раз очень сильный минус. Сильный минус у нас по инвестициям даже у металлургических компаний. В металлургических компаниях, в которые сейчас просто незачем инвестировать учитывая ситуацию в глобальной сталелитейной и цветной металлургии, тоже прослеживается отрицательная динамика по инвестициям. Поэтому тот ноль по инвестициям, который мы видим в первом полугодии – довольно-таки хорошая цифра. Ведь если учитывать, что по госинвестициям у нас минус, по инвестициям ряда сырьевых компаний у нас тоже минус, это означает, что по инвестициям частной экономики, по несырьевому частному сектору, у нас достаточно хороший плюс.

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования):

Если говорить про инвестиции, да, не смотря на то, что по ним у нас четкий ноль, есть общая тенденция, которая наблюдается последние кварталы в частном секторе - инвестиции растут. Сырьевой сектор и госсектор – там идут сокращения. Это объективная тенденция, которая сформировалась и наблюдается уже не первый квартал. Это может вносить позитив в понимание той ситуации, которая складывается.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

По фундаментальным показателям российский рынок находится где-то внизу, почему никто не покупает, почему бумаги находятся так низко? Наверное, есть некоторые иностранные фонды, которые смотрят на P/E, на какие-то фундаментальные вещи и должны покупать.

Струченевский Антон (Sberbank CIB, Старший экономист):

Есть хорошая фраза у Станиславского: «не верю». Они смотрят на показатели, но ощущения, что это надолго и всерьез – нет. Это основная причина. Следует отметить, что фондовый рынок последние годы не отражал действительную ситуацию в экономике. Он либо слишком оптимистичен, как это было в 2006, 2007, 2008 годах, либо наоборот. Как это наблюдается сейчас. И здесь происходит любопытное изменение. Вы можете посмотреть, как люди относятся к рискам, если посмотреть на динамику акций и облигаций. Если посмотрим на развитые страны, например США, мы увидим в общем-то хороший рост по акциям, и довольно-таки низкие доходности по облигациям. Это говорит о том, что отношение к рынку там достаточно оптимистичное. По отношению к развивающимся странам все с точностью наоборот. Критичный настрой. Вера в развивающиеся рынки ушла в прошлое. Согласен, что может быть очередная волна интереса, рост 10-15%, но это не фундаментальный скачок и начало новой волны. Fixed incomeв такой ситуации гораздо более интересен для инвесторов - в развивающихся странах.

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования):

Fixed income и акции – очень интересная тема для обсуждения. В конце прошлого года - в начале этого, был очень активный заход в целом в инструменты с фиксированной доходностью и в Россию в том числе. Причем мы видели очень резкое движение в ставках вниз, это объективно были нерезиденты. И на самом деле, учитывая рекомендации, которые встречались в тот момент, нерезиденты заходили без валютного хеджа. Была стандартная рекомендация – заходим в рублевые бонды без хеджа. Но сейчас интерес потерян, иностранцы очень много потеряли и на девальвации рубля, и на падении стоимости облигаций. Сейчас они «убежали». Но, возможно, потеря интереса к инструментам Fixed income подтолкнет, даст движение в пользу акций.

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

Хочу сделать маленькое дополнение к словам Егора. На самом деле иностранцы никуда не убежали – никто не дал им это сделать. Посмотрим один из самых одиозных примеров – Турция, с их политической ситуацией, демонстрациями и оригинальной политикой ЦБ. Если объем притока на турецкий долговой рынок в том году составил порядка 50 млрд долл., то за последние месяцы ушло порядка 2-2,6 млрд долл. Сусин Егор: Есть те, которые успели выйти, все остальные сейчас сидят с большим убытком.

Струченевский Антон (Sberbank CIB, Старший экономист):

К теме Fixed income можно добавить хороший индикатор, который позволяет оценить, как вообще иностранцы относятся к России по сравнению с другими странами. Естественно, надо выбирать другие страны сопоставимые - развивающиеся. Выясняется, если посмотреть поподробнее, с начала этого года, или с начала 2012 г., есть три страны, которые являются фаворитками у иностранцев. Это Корея прежде всего, Турция до последнего времени, и это Россия, как ни странно. Бразилия, Южная Африка, Индонезия – девальвации там гораздо более серьезные (порядка 20%). Поэтому, в принципе, если смотреть фундаментальные показатели, российские макроэкономические риски оцениваются как достаточно низкие.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Максим, вопрос по акциям, все-таки бонды больше для институциональных инвесторов, а по акциям что вы думаете?

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

Часто вспоминается соотношение P/E, но нужно понимать, в чем суть низкого P/E, почему покупают акции с такими низкими мультипликаторами. А покупают только в том случае, если из E, которое в знаменателе, акционерам достается много, либо в виде дивидендов, либо в виде будущего роста и эффективного инвестирования. Если достается мало и инвестирование происходит неэффективно, то низкие Р/Е невыгодны.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Какие сектора будут наиболее интересными? Что наиболее привлекательно? Если получится и по бумагам сказать – отлично. Какой брать период, горизонт инвестирования?

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования):

С точки зрения секторов, последнее снижение рубля, и, в общем-то, некоторая негативная динамика в целом - позитивна для металлургов. Я сейчас не очень хорошо отношусь к финансовому сектору, потому что мы очень активно росли в целом. С точки зрения кредитования он был очень интенсивен в последнее время. Сейчас он будет замедляться. Просрочки будут расти. Там, где мы будем видеть большие размеры потребкредита, ситуация будет не очень позитивная. С фундаментальной точки зрения я бы относился к данному сектору с некой осторожностью. С точки зрения нефти и газа, сейчас я здесь позитивен. Потому что я не вижу фундаментальных сильных факторов для падения цен на нефть. В то же время в рынок заложена скорее негативная переоценка нефти и прогнозы в целом строятся на снижение в ближайшие годы цен на нефть. Мы же таких фундаментальных и структурных факторов не видим, которые действительно скажутся негативно на ценах на нефть. В этом плане я считаю сектор очень недооцененным. Там очень много сейчас разговоров, которые в целом не имеют фундаментальной основы. С точки зрения нефти, даже если мы будем говорить про сланцевую революцию, про газ, про США, – настроения в целом не понятны фундаментально. Сектор очень сильно субсидируется в Америке, и открывать экспорт для США – невыгодное мероприятие. В то же время, высокие цены на нефть сейчас так или иначе обеспечивают рентабельность добычи сланцевого газа за счет сопутствующих нефтепродуктов. Все эти факторы говорят о том, что Америка не станет крупным экспортером нефти и газа в ближайшие годы. И те ожидания, которые сформировались в последние 1-1,5 года, они слишком закладываются на сланцевую революцию.

Суверов Сергей (УК «Русский Стандарт», Начальник аналитического департамента):

Не совсем согласен с Егором, да, девальвация рубля помогла металлургам, но, с другой стороны, если портфельные менеджеры отметили, что риск жесткой просадки в Китае является главным, понятно, что Китай влияет на цену металла прежде всего. А если риск замедления в Китае очень большой, то это негативно отразится в ценах на сталь и на другие металлы. «РУСАЛ» – это самая экспортоориентированная компания, ее можно покупать (12% экспорта). Девальвация рубля – это очень положительно для «РУСАЛа». С другой стороны, там в каждом отдельном случае отдельная история. У «РУСАЛа» огромные долги, и вряд ли инвесторы, особенно иностранные, будут готовы к рискам основного акционера. Везде есть свои нюансы. Думаю, что по-прежнему более интересно выглядит сектор телекоммуникаций для иностранцев, потому что это стабильный бизнес и высокие дивидендные выплаты. Хотя и он тоже несколько пострадал от девальвации. Но самое интересное - посмотреть не только на тему российского, но и обратить внимание на международное инвестирование, на сильные глобальные бренды. Я знаю, что Московская Биржа недавно запустила торговлю деривативами на акции немецких компаний (например, Siemens, Deutsche Bank). Это уже отдельная тема о глобальном инвестировании - выбора реальных компаний с большими денежными потоками. В России, к сожалению, пока нет ни одного сильного бренда, за исключением ОАО «Газпром».

Константин Илющенко (Заместитель председателя индексного комитета Московской Биржи, автор проекта «Алгоритмус»):

Мы очень хорошо сформулировали ситуацию, в которой находится экономика России. В связи с этим хочется задать простые вопросы. От каких компаний можно ожидать, что они станут вторыми «Магнитами», т.е. кто может быстро вырасти? Что будет с золотом? Это людей волнует очень сильно. Что будет с недвижимостью? Если промышленное лобби победит и процентные банковские ставки понизят, то, с одной стороны, может ипотечный рост произойти, с другой стороны, стагнация в экономике – это стабильные доходы. Обесценится ли доллар в ближайшие годы? Наступит ли крах этой американской бумаги. Потому что долг растет, а что дальше – не понятно. Вопрос к экспертам. Николай Старченко может осветить вопросы по корпоративному управлению, что меняется и меняется ли вообще что-то?

Славков Михаил, независимый эксперт, (Интеррос, МДМ Банк, АФК «Система», RBS):

Искать второй «Магнит» стоит среди тех компаний, которые больше всего упали в цене. Упоминавшиеся нефть, телеком и финансовый сектор, очень неплохо «отперформили», были достаточно защитным активом. Здесь я не вижу большой потенциал роста - десятки процентов. Сотни процентов лежат, наверное, во втором эшелоне. Это те имена, которые выжили и сохранили ликвидность. Там можно найти второй «Магнит». Какие индустрии? Учитывая высокую потребительскую активность, скорее всего потребительские компании. Потребление у нас будет поддерживаться высокими темпами кредитования и дальше, и, очевидно, перераспределением нефтяных доходов. Нефть, здесь я разделяю прогноз, будет в районе 100-110, и этим коридором будет идти еще год - как минимум. Помимо названных, еще можно посмотреть имена тех компаний, которые косвенно завязанны на потреблении – это строительство и недвижимость.

Тимур Турлов (ИК «Фридом Финанс», генеральный директор):

Если смотреть среди активов, торгующихся на московской бирже, есть у нас еще чудная компания «Аэрофлот» – которая так же относится к потребительскому сектору и зависит от потребительских расходов людей и бизнеса, которые у нас сейчас не падают. Объемы аэроперевозок у нас не сокращаются. Маленькая ремарка о том, что рассуждать о чисто российских проблемах не совсем правильно. Ведь та ситуация с оттоком капитала с рынка облигаций, которую мы сейчас видели, сопровождалась абсолютно синхронным оттоком и почти абсолютно синхронным поведением CDS всех стран BRICS – Китай, Бразилия, Россия, Казахстан, например. Впервые за долгое время я видел абсолютно синхронное поведение. Поэтому девальвация рубля к доллару имела скорее не политический характер, а являлась следствием оттока с долгового рынка.

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

Глядя на американский доллар, можно выделить, что сейчас он выглядит как одна из самых перспективных валют с учетом экономической динамики и отрыва американской экономики от общей мировой истории. Величина внутреннего спроса в американской истории – очень высокая. С учетом энергетической революции, роста обеспеченности энергоресурсами, все это, конечно, поддерживает американскую историю и другие факторы. Ожидать здесь каких-то негативных развитий событий точно не стоит. Рубль нацелен довольно-таки справедливо и в ближайшие месяцы будет поддерживаться в довольно узком диапазоне ЦБ. С другой стороны, как только он будет укрепляться, сразу факторы слабого платежного баланса и другие будут мешать двигаться в том же направлении.

Что касается золота, то тут две истории, которые будут определять его динамику в ближайшее время. Первая история: как будут вести себя ЦБ развивающихся стран. Если посмотреть на структуру спроса на золото в последние годы, то чуть ли не до 50% спроса идет со стороны ЦБ. Все прекрасно помнят начало 2000-х годов, когда ЦБ между собой договаривались, в какой очередности они будут продавать золото, чтобы поддержать котировку на уровне 300-400 долларов за тройскую унцию. Сейчас, в последние два года, все очень активно увеличивали свою долю в держании золота. Это, конечно же, толкало котировки вверх - это со стороны спроса. Со стороны предложения важным моментом является то, как производители золота будут реагировать на текущее снижение цен. За последние годы себестоимость добычи золота существенно подросла. Для отдельных производителей мы приближаемся к возможному сокращению производства. Если сокращение фактического производства будет происходить, - а для этого котировки скорее всего должны установиться на более низком уровне в достаточно продолжительном периоде времени, то это будет оказывать поддержку снизу для котировок данного металла. С другой стороны, если ЦБ перестанут покупать, вряд ли что-то спасет золото от дальнейшего снижения.

Михаил Королюк (ИФК «Солид», Начальник отдела управления инвестициями):

Были подняты темы про нерезидентов, про их низкую толерантность к рискам. Многие сохраняют пессимизм по поводу долгосрочных структурных проблем. Ну понятно, Европа, США, Япония, Китай - то, что создает неблагоприятный фон. И часто в связи с этим мы говорим о том, что у нас нет оптимизма на достаточно длительном горизонте времени рынка акций в целом. Не только российского, вообще мирового. Возникает вопрос, в чем мы можем быть не правы? Может, где-то по структурным проблемам мы действительно перестраховываемся.

Струченевский Антон (Sberbank CIB, Старший экономист):

Если посмотреть прогнозы перспектив развития российской экономики, после 2008 года можно увидеть систематическую ошибку в сторону пессимизма. Проблемы зачастую оказывались не такими серьезными, как казалось. Один из примеров – это вопрос второй волны кризиса. Возможно, кто-то из вас ее тоже ожидает осенью. Мне не очень понятно, почему. Но такое положение всегда присутствует. Я это отношу к неким психологическим особенностям нашего населения. В целом, я стараюсь аргументированно объяснить, почему развитие событий будет более оптимистично. Я считаю, что такой пессимистический настрой не оправдан. В этом и состоит структурная ошибка.

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования): Действительно, все в основном закладываются на пессимизм и это некоторая перестраховка. Но с точки зрения глобальных дисбалансов есть шанс, безусловно, есть шанс, что даже Америка сможет постепенно выровняться и выйти на какой-то фундаментальный устойчивый рост. Сейчас говорят, что Америка – «идея». На самом деле в прошлом году Америка тоже была «идеей», после того, как Китай перестал ей быть. К концу года Америка как «идея» - закончилась, потому что ничего структурного не изменилось. Сейчас мы видим ту же ситуацию, но все-таки есть и некоторые позитивные сдвиги в той же Америке. Это касается, например, энергетического сектора и резкого сокращения внешнего энергетического дефицита США. Это позитивный фактор, который дает возможность роста и каких-то сдвигов в той же бюджетной системе. Все боялись, что будет очень плохо. Да, рост замедлился, но на самом деле не настолько сильно. (Суверов Сергей: Что делать с долгом?) Во-первых, этот долг не больше относительно ВВП, чем у многих других стран. Во-вторых, стоимость этого долга сейчас для Америки (Суверов Сергей: Она выросла. Сейчас уже 3%). На оплату этого долга они платят всего 2% ВВП. Итальянцы платят в два раза больше. Это не та проблема. Безусловно, когда Америка начнет расти, и ставки начнут расти, и мы скорее всего столкнемся с ситуацией, когда монетарные власти не решатся опережать инфляцию. То есть будут опаздывать за инфляцией и года через два инфляционный цикл может ускорить инфляцию. С этой ситуацией мы можем столкнуться.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Мы сегодня много говорили о корпоративном управлении, что у нас есть проблемы с ТНК-ВР, «Фармстандартом» и так далее. Прошу высказаться Старченко Николая по поводу корпоративного управления. Что может поменяться у нас на рынке, может оно улучшится и что можно поменять?

Старченко Николай (директор по развитию ОКДМ):

Это к вопросу о внутренних факторах и о том, как можно привлечь внутреннего инвестора. Не секрет, конечно, что рынок меняется под действием внешних факторов. Но есть три истории, которые могут привести к изменениям. Первая – это новый кодекс корпоративного поведения. Он будет введен до конца этого года и потребует достаточно серьезных изменений в структуре корпоративного управления крупнейших компаний и просто компаний, работающих на бирже. Возможно, это как-то улучшит внутреннюю ситуацию в компаниях и ситуацию с раскрытием информации. Вторая история – это изменение в правилах листинга биржи, в 3 квартале будут выделены три вместо 6 листинг списков. Все это сделано для того, чтобы дать именно внутреннему инвестору покупать большее количество акций. Речь идет, конечно же, в первую очередь о негосударственных пенсионных фондах. Это тоже положительный фактор. И есть трития история, которая не очень понятна. Недавно правительство презентовало новый план приватизации до 2016 года. У государства на сегодняшний момент в собственности остается несколько тысяч акционерных обществ. И одной из претенциозных задач этого плана является увеличение количества государственных компаний, присутствующих на бирже. С одной стороны это отток денег с рынка, потому что IPO в условиях недостатка ликвидности деньги оттягивает. Но, с другой стороны, вполне возможно, что через 3 года мы будем обсуждать не ТНК-ВР, а совсем другие компании, которые сейчас неизвестны.

Модератор: Вержбицкий Антон, главный редактор журнала Financial One (F&O).

Попрошу спикеров назвать эмитентов, что покупать? Помимо «Аэрофлота» и очень осторожно упомянутого «Дикси»? Либо актив, либо бумага на второй квартал, которая будет наиболее интересна. Прошу так же Андрея Верникова сказать свое мнение - актив и бумагу.

Сусин Егор (Газпромбанк, главный эксперт Центра экономического прогнозирования):

«Газпром» - от текущих уровней; золото - действительно, сейчас недооценено, я вижу интерес в этом активе.

Суверов Сергей (УК «Русский Стандарт», Начальник аналитического департамента):

«Дикси», «Эталон» и иностранные акции. Может отскочить золото, потому что оно уже сильно упало.

Славков Михаил, независимый эксперт, (Интеррос, МДМ Банк, АФК «Система», RBS):

Считаю, что надо искать среди тех индустрий, которые попадали больше всего: «Эталон», ТГК-1; что касается активов, с золотом был бы очень осторожен; цветные металлы - на них бы обратил внимание.

Орешкин Максим («ВТБ Капитал», Главный экономист):

одновременное снижение инфляции в России в летние месяцы и начало осени плюс снижение ставок ЦБ – очень благоприятная ситуация для энергетики.

Андрей Верников (ИК «Церихкэпитал менеджмент», Заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК «Церихкэпитал менеджмент»):

Мое мнение, что торговать по прогнозам аналитиков невозможно. Торгуются торговые моменты.

Думаю, что будет некий отскок во втором полугодии. Позиция моя близка к позиции Сергея, что нет никаких причин для такого уверенного мощного тренда зарождения, а на отскоке растут больше всего акции, которые упали до этого больше всего: энергетики и металлурги. А если говорить о надежности, то надо покупать «Газпромнефть».

Струченевский Антон (Sberbank CIB, Старший экономист):

Я согласен с Максимом, ситуация уникальная, снижение инфляции, рубль наверное стабилизировался, а может быть даже отпрыгнул назад на фоне опять же внешних факторов. В этой ситуации беспроигрышный вариант – это рублевые облигации, они могут быть гораздо интереснее, чем краткосрочные вложения в то, что упало, которое может не вырасти в силу тех факторов, о которых мы говорили. (Максим Орешкин: Тем более, что рублевые облигации тоже упали за последние два месяца.) Актив: тут нужно вести себя очень осторожно. Ситуация с нефтью, с металлами крайне неопределенная. Инвестиционные проблемы в мире – они накапливаются и не факт, что мы сейчас находимся в нижней точке. Мы можем вполне упасть еще ниже.

Михаил Королюк (ИФК «Солид», Начальник отдела управления инвестициями):

Что покупать? Я бы купил «Газпром» и тоже достаточно оптимистично поглядываю на золото. Если мы посмотрим на ситуацию, когда реальные процентные ставки в США находились в отрицательной зоне, и сравним с тем, что делало золото в это время и в период после выхода из этой зоны - это были периоды достаточно сильного роста цен на золото. Сейчас мы имеем исторически беспрецедентное нахождение процентных ставок в отрицательной зоне и я считаю, в последующем, произойдет достаточно значительный рост цен на золото.

Константин Илющенко (Заместитель председателя индексного комитета Московской Биржи, автор проекта «Алгоритмус»):

Озвучу идею – акции ГК «Энергия». Сейчас опять упала ракета, акциям падать уже некуда, капитализация компаний сопоставима со стоимостью любого земельного участка, который находится в Подмосковье. Если будут изменения руководства в космонавтике, нужно сразу покупать акции ГК «Энергия».

оформить разрешение на применение в крaтчайшие сроки
Find out opening and closing time of Banks in UK
Онлайн кредитный калькулятор
Куплю лицензии у Протоса
 
Post Office in Australia. Opening times
крупнейший форум по сро в России
 
купить трафик
Деловая доска объявлений для бизнеса
VPS VDS для трейдеров
Top-100 блогов инвесторов, трейдеров и аналитиков